Умения и Лор нового Пробужденного героя «Эзиж — Повелитель кошмаров»

«Если бы вы могли выбирать, что бы вы предпочли: чудесный сон или жуткий кошмар?» —

спросил пациент, сидевший передо мной.

По его налитому кровью взгляду я понял, что вопрос этот для него серьезнее некуда. Мне было все сложнее ответить: «Разумеется, чудесный сон».

Презрительно посмеиваясь над собой, он начал свой рассказ.

Я живу в глухой деревушке на границе империи. Она совсем оторвана от мира, но жить здесь можно. Местным приходится нелегко, но они справляются. По крайней мере, так было до последнего времени…

Несколько месяцев назад деревенским стали сниться кошмары, постоянно. Фермерам снилось, как их урожай гибнет, а семьи умирают от голода. Купцы видели разбойников, уносящих их товар. Ветераны Пограничного полка просыпались в холодном поту, видя, как орда кровожадных громил прорывает границу и устраивает в деревне резню… В общем, всем снилось то, чего они боялись больше всего, с чем не хотели сталкиваться.

Сначала народ не сильно беспокоился по этому поводу, убеждая себя, что это просто «совпадения». Но время шло, и число тех, кто страдал от кошмаров, все росло, как и всеобщее беспокойство. В деревне воцарилась мрачная атмосфера.

Староста запросил помощи у Храма, но деревня была так далеко, что на дорогу туда и обратно ушло бы почти три месяца. Делать было нечего — мы ждали.

Целую неделю всю деревню мучали кошмары. Народ был на грани срыва, вокруг глаз у людей появились темные круги от недосыпа. Они боялись уснуть, но все равно отключались из-за утомления. Стоило им погрузиться в сон, они вскоре вновь просыпались от ужаса, пережитого в нем.

Как-то ночью мне приснился очередной кошмар, но он был не совсем обычным. В нем появилась маленькая девочка с розовыми волосами и крыльями, как у бабочки. Она порхала вокруг, рассыпая повсюду блестящую волшебную пыльцу. Там, куда она попадала, кошмар растворялся, как снег не солнце.

«Эзиж! Я больше не позволю тебе отравлять сны этих людей!» —

кричала она. Ее противником была демоническая сущность, сформировавшаяся из кошмара там, куда еще не попала пыльца. Руки демона были связаны лианами, а вокруг клубился зловещий черный туман.

«Давай, Тази, попробуй меня остановить».

Тогда я все понял. Этот демон по имени Эзиж насылал кошмары на жителей деревни. Прежде чем потерять сознание, я увидел, как враги сошлись в битве.

Когда я проснулся, вся деревня твердила о Тази и о том, как она появилась в их снах. Хотя кошмары не пропали, у нас появилась надежда.

Так прошло еще несколько дней. Тази являлась всем жителям деревни и яростно билась с демоном. Решающее сражение произошло в моем сне, где смешались чудесные грезы и жуткий кошмар. Я был то посреди моря цветов, то в жутком пламени. Казалось, я пропаду в этом метании между грезами и кошмаром. Я уже готов был проститься с жизнью.

Я почти утратил связь с миром, когда Тази, хлопая своими крылышками и рассыпая пыльцу, смогла пересилить кошмар. Демон бежал. Пыльца покрыла все вокруг, и мне приснился самый чудесный сон за всю мою жизнь… Там, где раньше были унылые пустоши, расцвели неувядающие цветы, потекли реки вина, взошли густые поля пшеницы. Не было больше ни нужды, ни голода, ни болезней. Я видел, как староста обнимает давно умершую жену, как ветеран возвращается в казарму в полном здравии, как улыбается купец, открывающий лавку в Саванне, глядя на бесконечный поток клиентов.

На следующий день никто не захотел просыпаться раньше полудня. Понемногу люди начали выходить на улицу, и их лица были припухшими от слез — так больно было расставаться с чудесным сном. Теперь жизнь должна была войти в прежнее русло. По крайней мере, я этого ожидал. Однако после чудесного сна видеть истощенные земли и убогую деревню было тяжело.

Через три дня местные жители поставили статую Тази и стали приносить ей еду в качестве подношений. Проходя мимо статуи, все кланялись ей в надежде, что Тази вернется и подарит им еще один чудесный сон.

Неделя прошла, но Тази так и не появилась. Еда, оставленная у статуи, куда-то пропала, и местные жители перестали ей поклоняться.

Прошло еще несколько дней, а Тази все не было. Надежды жителей деревни сменились разочарованием, а затем яростью. Некоторые даже начали проклинать Тази, обвиняя в эгоизме и пренебрежении к ним.

Понятия не имею, кто все начал, но однажды ночью статую разрушили. К рассвету на ее месте лежали лишь обломки.

Время шло, но деревенские все так же хотели вернуться в прекрасный сон — этому способствовал каждый взгляд на бесплодную землю и хлипкие лачуги. В конце концов некоторые просто перестали выходить на улицу и лежали в постели, надеясь, что сон к ним вернется. Этого так и не произошло.

Без ухода поля поросли сорняками. Они стали еще меньше походить на то, что мы видели во сне. Чем хуже становилась реальность, тем больше мы хотели вернуться в чудесный сон. Местные стали раздражительными — их желания не исполнялись, а недовольство росло. Ссоры вспыхивали из-за пустяков.

Затем кто-то кого-то толкнул, посыпались удары, и вся деревня погрузилась в хаос. Мне казалось, что я вижу вокруг людей странную темную дымку. Она сплеталась вокруг них и разливалась вокруг, окутывая всю деревню.

Неожиданно из пустоты появилась жуткая пасть, которая поглотила темную дымку.

«Кошмары порождают страхи, но от хороших снов люди становятся слабыми… — прозвучал голос демона. — Воля смертных такая хрупкая, но сила их страстей ни с чем не сравнится».

Затем появился силуэт демона. Он вырвался из своих оков и обретал все более четкие очертания. На спине у него выросли извивающиеся щупальца, которых было так много, что они заслоняли ночное небо.

Тогда я все понял. Демон и не думал уходить. Он принял поражение, чтобы мы решили, будто Тази нас спасла, а он мог спокойно питаться нашим недовольством. Наши недобрые мысли так его насытили, что ему хватило сил вырваться из плена и войти в наш мир…

«Так как вам удалось сбежать?» — спросил я, не в силах удержаться после такого рассказа.

«Тази, — сказал пациент, грустно улыбнувшись. — Видимо, демону еще не удалось полностью освободиться из мира снов, когда Тази набросилась на него, и они оба пропали».

«Пропали?»

«Никто не знает, куда они делись. Уж я-то точно. Возможно, они все еще сражаются в мире снов? — пациент задумался на мгновение. — Я очень хочу еще раз увидеть Тази… И поблагодарить ее лично».

Судя по выражению лица, пациент говорил искренне, но в его налитых кровью глазах я все же заметил искру безумия.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
AFK Arena
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

девятнадцать − двенадцать =